Сколько стоят бомбардировки в Сирии

Последнее время всё чаще можно услышать мнение о том, что действия российской авиации в Сирии — это непозволительное расточительство в условиях кризиса. MIR_MAG аргументированно доказывает, что бомбежки ИГИЛ стоят не сильно дороже обычной боевой подготовки в мирное время.

1. Самое главное с чего следует начинать, но что частенько воспринимается как пропаганда. Вопрос главный — выполнение боевой задачи. Если стоит задача уничтожить объекты, то их надо уничтожить. Это основной показатель эффективности. Нет поражения — нет эффективности.

Вероятность выполнения боевой задачи задача вполне математическая и, не побоюсь этого слова, статистическая.

Сам по себе способ посыпать противника бомбами с большой высоты применялся давно, но ввиду как раз низкой вероятности требовал армады «летающих крепостей» и прочих Б-52. Изюминка в том, что на нынешних доработанных Тушках установлена по сути копеечная система «Гефест», которая на порядок увеличила точность наведения на цель, причем с учетом всяческих метеоусловий и пожеланий наземников. При этом современная Тушка, являясь старой надежной платформой стала элементом сетецентрической войны. Это важный момент из которого следуют последующие выводы.Подробнее о «Гефесте» можно почитать здесь http://www.modernarmy.ru/article/202. А пока отмечу, что для озабоченных эффективностью применения Ту-22М3 граждан Министерство Обороны предоставляет качественное видео поражения целей. (Вверху материала)

2. Следующим критерием эффективности является показатель затрат на выполнение боевой задачи.

Стоимость выполнения можно разложить на 2 больших составляющие — стоимость боеприпасов и стоимость эксплуатации техники (включая стоимость работы экипажей, технического персонала, расходы на ГСМ и т.д.)

Начнем с боеприпасов.

— Мне встречались цифры, что во время Великой отечественной более половины расходов составили расходы именно на боеприпасы.

В нашем случае Ту-22М3 использует неуправляемые авиабомбы различных калибров, которые произведены давно, имеют сроки хранения и подлежат утилизации по истечении этих сроков. Т.е. получается, что по сути имеем плюс, экономя на этой самой утилизации, по основной статье расходов. Опять же, вспоминая о «Гефесте», ФАБы расходуются экономно, уменьшая расходы будущих периодов.

Похожий пример — применение главного калибра (406 мм) линкора «Миссури» в Ираке в 1991. Стоимость таких снарядов близка к нулю. Резюмируя, стоимость используемых бомб скорее величина мнимая.

Далее по эксплуатационным расходам.

— Эксплуатация дело недешевое — факт. Керосин, ресурс техники — всё несомненно стоит денег. Но. Остановлюсь чуть подробнее на том, как живут авиаполки в мирное время.

Вся жизнь авиаполка — это подготовка к выполнению боевой задачи в случае Приказа. Для этого масса персонала занимается обслуживанием авиатехники. В эскадрилье дальников в мою бытность было более 100 человек технического состава. Эскадрилий −3 Далее стоит добавить к трем эскадрильям в полку — всяческие ТЭЧ (специальное подразделение, которое занимается более углубленным периодическим обслуживанием — регламентными работами), АПЛ (это отдельно для обслуживания управляемых ракет) и прочих батальонов обслуживания (наземные машины, аэродром) и рот охраны. К этому количеству людей добавляем собственно летные экипажи. Это человек по 40 — 50 в каждой эскадрилье, да в управлении, да диспетчера, да инженеры, да объективщики и т.д. и т.п.

Описываю старые советские стандарты (военных тайн не выдаю), но суть и количество, думаю, не сильно поменялось. И вот всему этому количеству народа — есть работа, нет работы — заплати, накорми (Ах, какие прекрасные столовые в авиаполках!) и одень в нагольные полушубки и кожаные куртки. Да про жилье не забудь. Поэтому расходов тьма, хотелось бы отдачи.

А отдача возможна при натренированности летных экипажей. Опять же, возвращаясь во времена СССР средний годовой налет на пилота составлял 100 часов. Минимум 70. Программы подготовки летчиков, налетов на классность, ввод в строй после перерывов, всё это структурировано и требует одного — полетов. Полетов по кругу в районе аэродромов в простых и сложных метеоусловиях, полетов в зоне (это чуть побольше круг), полеты на маршруты от 2 до 5 часов.

Весь механизм авиаполка крутится именно вокруг главного вопроса — обученности и готовности к моменту «Х», который может наступить в любой момент. Раньше это называлось «постоянная боевая готовность». Как сейчас — не знаю. Но, думаю, суть не поменялась.

Резюмируя видим простую вещь. Всё происходит в рамках бюджета МО на поддержание постоянной боевой готовности Дальней Авиации. Керосин жечь приходится по любому. (Спирт, кстати, тоже расходовать — на Ту-22М3 было 50 литров СВС в Прицельно навигационном комплексе и 10 литров в каждой балке ракеты Х-22).

И в данном контексте полеты в Сирию вполне себе упражнение — «полет на маршрут в составе строя» (летчики пусть меня поправят). Из дополнительных затрат — разве что командировочные персоналу и летному составу при работе с аэродромов подскока. Да и то все это, в рамках учений, так мне кажется.

Грубо говоря, стоимость именно военной операции Дальней авиации в Сирии вполне можно считать близкой к нулю.

Что имеем в итоге ?

3. На самом деле армия — это вполне себе постоянно развивающаяся система. И как то незаметно в применении Российской армии произошли революционные изменения.

Что я имею ввиду? Управление боевыми действиями вышло на качественно иной уровень по сравнению с СССР. Все эти, ласкающие слух С-400, «Хибины», «Гефесты» объединили в единое поле боя воздух, сушу и море не на словах, а на деле. Процессы эти достаточно трудоемкие и требующие для внедрения массы усилий и тех, кто это придумывает (проектировщиков, производителей), и тех, кто исполняет (командный состав, исполнители). Для внедрения новшеств в СССР проводилось масса исследовательских учений. Обыденная ныне вещь — освоение ракетного комплекса Х-15, вопросы переоборудования Ту-22М3 из ракетного варианта в бомбовый и обратно, — это дни и ночи на аэродроме, красные глаза и периодически орущие командиры.

Сирийский вариант в этом ключе — полигон в реальных условиях для отработки взаимодействия разных видов вооруженных сил.

Если честно, до меня только сейчас доходит смысл слияния ПВО, ВВС, КС в единые ВКС. Вопросы управления — главнейшие вопросы. Вот и отрабатываем.

Притом не стоит думать,что у басмачей нет ПВО, и все это игра. Как раз это такой ТВД (театр военных действий), где играют все потенциальные противники и РЭБовские и разведвойны (речь идет в данном контексте о технической разведке) идут не переставая, выявляются сильные и слабые места как потенциальных противников, так и собственные.

4. Про количество бомб на борту плюс почему 6 самолетов на каждый вылет.

Ту-22МЗ действует по Сирии на пределе своего боевого радиуса. Боевой радиус — это расстояние, когда самолет летит, прорывая ПВО, исполняет боевую задачу и двигается обратно. У Бикфайера (Ту-22М3) он в районе 2400 км. Это значит, что бомбовая нагрузка возможна только неполная. При том, что в полной на наружных подвесках висит, к примеру 36 ФАБ-250, а всего 69 авиабомб.

Наружные подвески видны на фото. Что такое наружная подвеска — это сопротивление воздуха и, как следствие, уменьшение радиуса. На учениях вешали такой виноград. Зрелище внушительное. В реале достаточно внутренней подвески, особенно, вспоминая наличие «Гефеста». В итоге в результате одного вылета шести Ту-22М3 имеем около 40 тонн бомб, не уступающих корректируемым. В реале это достаточно серьезные цифры.

Еще одна причина ограничения — максимально допустимый посадочный вес. Поэтому вы вряд ли найдете, к примеру, фотографии Ту-22М3 с тремя ракетами Х-22, хотя технические данные позволяют это. Ибо с тремя (это 15 тонн) сесть не представлялось возможным.

С бомбами такая же странность. В случае изменения или снятия боевой задачи, неисправности самолета, к примеру, в районе аэродрома взлета возникает вопрос — куда деть излишек? Сыпать на головы согражданам? Это не наш метод. Думаю, тонн 6-8, это оптимальные цифры.

Почему 6 машин? Цифра, так думаю, связана с применением в составе (подразделения) эскадрильи. В эскадрилье — 10 самолетов. Согласно норм исправных самолетов должно быть что то около 85 % (НИАС — 78). Грубо 8. На вылет — пара запасных. Итого 6 — два отряда. Опять же стандартно для учебных полетов во времена СССР. Интересно было бы посмотреть на вылет в составе полка. Но это — отдельное действо и, думаю, что в Сирии попросту таких целей нет. Поживем увидим.

Вот кратенько и всё.

Краткий вывод, что эффективность применения Ту-22М3 высокая, решаемые задачи гораздо шире борьбы с басмачами, хотя именно вокруг этой задачи и происходят все действия. Да и еще важное. Сегодня частенько, когда говорят о пропагандистском эффекте от применения дальников, мнения носят негативный оттенок. Мое мнение — информационная война — это один из слоев ведения войны и Ту-22М3 в ней эффективное оружие. Министерство обороны многому научилось тому, чего во времена СССР не было или было не столь эффективным.

И это тоже обнадеживает.

Материал написан в результате прочтенияhttp://flackelf.livejournal.com/728265.html?view=25390025#t25390025 и комментариев. Картинка и видео оттуда. Спасибо участникам.

Источник: http://mir-mag.livejournal.com/660195.html

About basicrulesoflife

Year 1935. Interests: Contemporary society problems, quality of life, happiness, understanding and changing ourselves - everything based on scientific evidence. Artificial Intelligence Foundation Latvia, http://www.artificialintelligence.lv Editor.
This entry was posted in Contemporary Society Problems. Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s